На главную...

Что такое любовь?

В библиотеку...

Темень была прямо таки вязкой. Как будто и не было вокруг Черного Леса, а кто-то с головой укрылся толстым зимним полуторным одеялом, отчего ощущения пространства вокруг полностью притупилось. Звуков, кстати, тоже не слышно, что для Черного Леса было не менее странно, чем для любого другого, пусть даже и не волшебного. Впрочем, если хорошенько прислушаться, можно кое-что услышать. Потом, правда, покраснеть или хотя бы улыбнуться, так как звуки доносились довольно странные. То есть, для Волшебного Леса странные, потому как в другом месте их можно услышать даже чаще, чем возникала в них необходимость.

Пробираясь по лесу, Любовь никак не могла понять: ну как можно быть такой дурой, чтобы безоглядно поверить какой-то шарлатанке- прорицательнице. Ну, допустим, «безоглядно» - немного громко сказано, Любовь бы не в жизнь не заплатила гадалке, если бы та вздумала брать плату за предсказание, так как относилась к этой профессии как к любому виду бизнеса, основанному на рекламе. «Ну и пусть себе врут, я их не трогаю, и они меня тоже. На то и лохи» - примерно так она рассуждала. Но тут случилось нечто выходящее за рамки. Во-первых, тетка Авдотья не взяла денег, а во-вторых, дала ответ на вопрос, который ей Любовь не задавала. Хотя давно мучалась им, перечитала массу философских трудов и околонаучной литературы. Правда, сформулировала она его немного не так, как нравилось Любви, а именно: «Хочешь узнать, кому ты на фиг нужна и зачем?», но общий смысл это не меняло, а обидеться можно было и потом. Так что Любаша просто кивнула и стала ждать продолжения. Тетка эта, надо сказать, особой колоритностью не отличалась, хотя молва отзывалась о ней очень уважительно. А именно, была не старая, но пожилая, не худая, но садилась пока еще на один стул, хотя и проверяла его на всякий случай на прочность, да и одевалась довольно таки по-житейски: туфли - юбка - кофта - платок. При такой внешности рассчитывать на рекламу – дохлый номер, но вот через службу «одна бабка сказала» слава о ней достигла даже города, что немедленно привело к приезду сборщика податей на предмет выявления нетрудовых доходов. Узнав, что нетрудовые доходы в виде крынки молока и полведра картошки он может налогообложить в любой момент, чиновник скис почище указанного молока и молча уехал, даже не попрощавшись (в те далекие времена правительство еще не додумалось взимать налоги с яблонь и проч. даров природы), а Авдотью органы оставили в покое, вычеркнув из реестра частных предпринимателей. А встретились тетка с Любовью по дороге с ярмарки, которую каждую субботу проводили в соседней деревне. При таких раскладах не доверять ей не было никаких причин, так что наша девочка внимательно к ней прислушалась. «Далеко-далеко, ежели идти на северо-восток от Парижа, а от нас так совсем близко, две деревни вдоль балки, есть Черный Лес, и там ты найдешь разгадку на свои вопросы. Но, чтобы все получилось, идти надо ночью. Потому как ночь – самое любимое время для загадок. В лесу ты должна найти поляну. Причем любую, хрен ты в темноте отличишь одну поляну от другой, и сделать так: ляг на траву, животом книзу, и смотря на лес, крикни: «А приди ко мне, Гносик – Агносик, и поведай мне истину частную». Ну а там увидишь, что будет».

И вот теперь, с руганью продираясь сквозь лес, шла к заветной цели Любовь. Заветная цель на данный момент значительно упростилась – выйти из лесу, в который сдуру поперлась, но в такую темень, когда даже звезд на небе не видать, простых целей не осталось. Но, видно, запас везения на сегодня еще не был исчерпан, и в лес значительно поредел, явно собираясь закончиться. Обрадованная Люба дернула было к опушке, и тут, как назло, заметила заветную полянку. Если бы полянка попалась раньше, она бы ни за что не остановилась, но тут близость опушки здорово увеличила соблазн, и Любовь не удержалась, повалилась на траву и произнесла заветно заклинание: «А приди ко мне, Гнорик – Агнорик, и поведай мне истину часто».

- А вот сейчас как дам по шее, а лучше пониже, так мигом узнаешь, как ночью в лесу пароли заветные путать, - отозвался Гносик – Агносик, - а ежели еще и часто, так и дома долго на животе лежать будешь, пока задница не подзаживет!
- Ой, не серчайте, коли что напутала, я вот полночи по лесу ходила, так что вполне могла и покрепче выдать и с солененьким переложить, после мытарств моих.
- Ну ни фига себе! Может, мне еще извиниться за то, что в лесу ночью поляну не видать? Ну народ пошел, ни житья от них нет, ни даже поспать спокойно не дадут. Ну, чего разлеглась, спрашивай, если так неймется.
- Пришла я спросить, Гн… Уважаемый, Что я есть такое и для чего живу на свете? Тварь я дрожащая или право имею?
- Ну, насчет правов я тебе сразу отвечу – это ты не в ту службу обратилась. Ежели тебе телегу прикупить приспичило, обратись в жандармерию, там эти сами права и выдают, на управление гужевым транспортом. А тварь или нет, мужу виднее.

Что ты есть такое? Ну, во-первых, не «что», а «кто». Потому как только всяким «кто» по ночам дома не сидится, вопросы спать не дают. Но это все присказка, а вот тебе, стало быть, сказка:
Жил-был мальчик, мама которого работала в гастрономе. Фиг его знает, что оно такое, этот гастроном, но ты слушай дальше. Домой мама приносила конфеты, которые мальчуган съедал, а из оберток делал игрушки. Некоторые, правда, не любил, и выменивал их у соседских мальчишек на дохлых крыс и живых майских жуков. И вот однажды пришла мама и сказала, что приходил к ней страшный дядя Переучет, то ли француз, если по фамили судить, то ли жид, судя по скаредности, и конфет пока не будет. Страшно огорчился мальчонка, поплакал целых минут пять, а потом пошел играть с крысой и соседской девчонкой в пугалки. А назавтра мама принесла таки конфетки, и малыш на радостях даже дал одну давешней девчонке. Просто после игры ее отец обещал оторвать ему уши, а они ему нравились не меньше конфет. Одной, во всяком случае, точно. Ты еще не спишь? Потому как сейчас самая мораль попрет: «Любовь – это когда чего-то очень хочется, а его, как назло, как раз сейчас-то и нет».

Теперь разберемся, зачем ты есть. История вторая:
Жили в одном городишке две семьи – Монтекки и Капулетти. В одной из них был мальчишка, которому очень хотелось, а в другой – девица, и желанье ее было ничуть не меньшим. Да вот беда – семьи по-соседски воевали не на шутку, и не давали детишкам «осуществить свою любовь». Ну, осуществили они ее или нет в конце концов, нам по фигу, а вот что померли оба – это важно, так как позволило одному неглупому человеку записать эту историю, да еще и в стихах. Мужик был талантлив, так что история и сегодня приносит кучу денег тем, кто ее рассказывает (заметь, я делаю это бесплатно!). И таких историй очень много. Более того, тот, кто на эту тему придумает что-то новенькое, получает еще больше денег, уважение и почет, а потому желающих писать даже больше, чем желающих все это читать. Эй, эй, не спать! Заканчиваю уже! Лови мораль: «Любовь нужна, чтобы люди к чему-то стремились, находили себе достойное применение, и самое главное – для продолжения рода, которое и есть самое главное применение».

- Ну как? Все понятно?
- Да где ж понятно? Я, я то для чего нужна?
- А, конкретно ты? Да фиг тебя знает, мне то уж точно не надо, у меня своя есть, третий день носки найти не могу. А ведь на видном месте положил, как сейчас помню!
Версия для печати Вверх © SergDrag
Редактировать содержимое библиотеки теперь можно через админцентр.

Все права на находящиеся на этом сайте тексты принадлежат их создателям,
а на их нарушителей падёт кара мирских законов и всех драконов одновременно.

The entire contents of this web site are:
© 2004-05 by [D] Web Team. All rights reserved.