На главную...

Небесный замок

В библиотеку...

Ленивое серое утро медленно вползало в комнату через неплотно прикрытое окно. Гард проснулся. Тихо встал с кровати. Нашел свою одежду: облегающий тело серо-синий костюм из странного материала и сапоги из него же, оделся. Кольчуги нигде не было видно. Стараясь не шуметь, Гард заглянул под кровать, пошарил в темном брюхе шкафа, шепотом ругая себя за невнимательность. Обвел взглядом комнату, прикидывая, где бы он спрятался, если бы был кольчугой. Под кроватью? Смотрел. В шкафу? Тоже. Может за грудой вещей братишки? Или в куче книг, разбросанных по полу? Подумал, что в таком беспорядке ему никогда ее не найти. Ну ладно. Алекс одолжит свою. Взял светло-серый плащ, и уже собирался идти в оружейную комнату, как услышал за спиной спокойный тихий голос:
— Кажется, ты что-то потерял.
Гард резко развернулся и наткнулся на так контрастирующий с голосом негодующий взгляд черных глаз.
— Потерял.
— Наконец-то, после месяца ожиданий я увидел тебя. Просыпаюсь — тебя уже нет, ложусь спать — тебя еще нет. Что случилось? — Драго как-то испуганно оглядел старую, залатанную во многих местах, но все еще надежную кольчугу, которую он держал в руках. В некоторых местах она была покрыта пятнами засохшей крови. И пахла отвратно.
— Я думаю, что ты знаешь сам. Осень. — Гард протянул руку. — Отдай.
Драго отдернул руки. Потом немного подумал и протянул кольчугу.
— Бери. Но хоть расскажи, что творится? Ты меня уже Актар знает сколько не выпускаешь из дому! И не появляешься! Может, ты еще и ночуешь в Лесу? — казалось, Драго сейчас расплачется.
Гард подошел к кровати брата и плюхнулся на край. Взяв кольчугу из дрожащих рук Драго, он натянул ее через голову. Как будто обнял старый друг. Его оранжевые… нет, его желтые глаза серьезно посмотрели на Драго. И вдруг улыбнулись.
— Завтра придут Сборщики. Бедняки уже сейчас умирают от холода и голода, готовы есть грязь, по которой прошла лошадь. А что будет потом? Послезавтра, через неделю? Съедят соседей? Или Главу? — Гард взъерошил короткие волосы. Глаза внезапно изменились. Алые. Драго уже привык к тому, что глаза брата постоянно меняют цвет. Они то оранжевые, то желтые, то розовые…
— Ясно. И ты с Тиграми носишься по Каррену и отстреливаешь животных? На благо людям. — Драго скорчил гримасу, изображавшую, по-видимому, сумасшествие.
— Точно.
— Неужели нельзя найти более приятный способ покончить с жизнью?
— Нельзя. Охоту надо ослаблять.
— Что?
— Делать слабее, болван. — Гард рассмеялся.
— Только поэтому ты пропадаешь? — По лицу юноши было видно, что он разочарован.
Гард замолчал. Потом порывисто произнес:
— Охота требует новую жертву.
— Но ведь… — Драго как-то совсем по-детски залился румянцем, — после Аланы…
Гард отвернулся от брата, который что-то еще лепетал. Слезы навернулись на глаза.
— Ты… ты знаешь, кто это будет?
— Гонец еще не прибыл, – сказал Гард.
И солгал.

…Ветер. Ветер треплет полы плаща. Кровь. Кровь капает из чудовищных ран на плечах и спине. Холодно. Холодно и горячо.
Лес уже закончился. Надо идти. Нельзя останавливаться. Он должен…
Топот оглушил его, волна рассеченного конем воздуха сбила с ног. Гонец. Он опоздал.
Встать. Идти. Шаг… за шагом. Дома. Серые, холодные. Площадь. И Гонец читает приговор. Медленно, монотонно, наслаждаясь. Ветер дует в лицо его словами.
— Сильнейший и могущественнейший …
Люди. Много. Горожане…
— Требует, как жертву…
Шепот. Многоголосый шепот народа. Его народа.
— Воина, огромное количество раз нарушавшего…
Ропот стих. Имя. Одно только имя упало с губ гонца.
— Гардиан Ра’дин.
Вздох прокатился по толпе. Шаг. Лица повернулись к нему. Шаг… еще. Сказать. Держаться и сказать…
— Я… прибыл.
Черты гонца плывут перед глазами… Кто он? Карренец, тигам, тварь Охоты?
— Я… готов.
Даже не видя Гонца, он почувствовал, как его лицо исказила гримаса ужаса. Он боялся. Да, он боялся. Волна липкого, противного страха потекла по толпе, коснулась Гарда. И отступила.
Где остальные? Где? Гард часто и тяжело дышал; его сердце выпрыгивало из груди и возвращалось назад, ощутив страх и ужас, сковывавший Гонца.
— Сильнейший и могущественнейший…
— Знаю… Готов. — Мир вдруг поплыл перед глазами. Взорвались мириады разноцветных огней. Потекло раскаленное пламя, выжигая мозг, плавя мысли.
— Но ведь…
— Нет! Не Гард! – сквозь толпу бежит девушка. К нему. Люди расступаются перед ней.
Алана.… Какая у нее теплая рука…
— Я… ухожу. Пора. Теперь я Жертва, милая. – Голос не слушается. Он выталкивает слова из горла, они падают на пол, и разбиваются. Как льдинки. Мир качается и бегает по кругу. Как Алана держит равновесие?
— Нет.
Кружение усилилось. Огоньки слепят глаза, не дают взглянуть на любимую. Холодно.
— Пойду я. Гонец, я готова. Я Жертва.
Я? Мысли путаются, разлетаются, плавятся и застывают некрасивыми формами. Она. Нет! Только не она! Слова застревают в горле, он не может сказать… сказать ей, что…
— Я люблю тебя. Прости.
Руки не слушаются, но он все пытается удержать ее, остановить. Она ускользает, растворяется, исчезает. Растворяется… исчезает…
— Н-е-е-е-ет! Алана!
Мир рушится. Рушатся стены удерживающие небосклон, дома. Все равно. Ее уже нет. Нет.

— Ее нет. Нет. Нет! — слезы текут по щекам. Он плачет?
Мир взрывается вокруг. Но он не нужен, ведь ее НЕТ!
— Прости, — теплая рука брата касается его руки, — я не хотел.
Холодно и горячо. Больно. Рука сама тянется к плечу.… Пальцы ощущают рубец на теле плаща. Такой же рубец, испускающий сейчас сгустки крови, у него внутри. В сердце. Охота! Он не позволит лишить его брата. Настал его черед. Пора платить за все.

Из домика, стоящего почти у самого Леса, выскользнул человек. Еще ближе к лесу жилищ нет. Люди боятся Призрачной Охоты.
Из-за неплотно прикрытой двери домика доносится громкий храп. Пусть поспит. Ему не надо знать.
Человек высок. Верхняя часть его лица в тени капюшона. Нижняя – закрыта светло-серым, под цвет плаща, платком. В тени лица сверкают только глаза, которые меняют цвет. Только что они были оранжевыми.… Сейчас они ярко-желтые. Это человека любят и уважают в небольшом городке Тан, что лежит на севере страны Карра.
Шел второй месяц того времени года, которое люди называют осень. Облетели и без того голые деревья, пожухла и почти исчезла трава на пастбищах, обнажая каменистую, бесплодную сейчас почву. В это время года на земле не растут даже ядовитые травы.
Жители городка боятся и ненавидят осень. Недавно начались длительные, холодные дожди. Они идут, не переставая, каждый день, каждую ночь. Городок промерз, промок и продрог до костей: очаги топят лишь богатые, остальные ютятся в своих продуваемых всеми ветрами лачугах. Дерево и еда ценятся уже сейчас выше золота. Или выше волшебного клинка древнего мастера Ветра. А завтра придут Сборщики и отберут весь скудный урожай к столу войска Императора. Жителям Тана грозит страшный осенний голод.

— Еще пару минут, и больше никого не ждем. — Ника нервно поправил перевязь с мечом. — Так недолго и простуду подхватить. Если он опаздывает, это его проблемы. Но не мои.
—А вот и я, ребята. — Из серой дымки утра, которая была похожа скорее на туман, появилась серая фигура. Перехватила руку Ники так, что хрустнули кости.
— Отпус-с-с-ти руку, Гард! — Ника стоял на коленях, неестественно выгнув спину и уткнувшись лбом в топкую осеннюю грязь. Руку его Гард брезгливо держал большим и указательным пальцем за запястье.
— Узнал? Удивительно. Впервые за… — Гард напрягся, посчитывая время, — четыре года. Ты не заболел?
— Отпусти руку, гад! — Ника попробовал вывернуться из захвата, но Гард чуть сильнее поднял руку и Ника клюнул носом грязь. Его товарищи гоготнули, ничуть не смущаясь плачевным положением товарища. Нику здесь не любили.
— Вожака-то, и не ждать? Некрасиво. — Гард лениво, неохотно выпустил руку Ники. — Еще раз услышу, ничто не спасет.
Смешки и шуточки разом стихли — глаза Вожака полыхнули алым пламенем и стали привычно оранжевыми. Он улыбнулся Отряду. А в груди, вместе с сердцем колотилась мысль: ее уже нет. Нет.
Гард оглядел собравшихся. Ника потирал вывернутую руку и что-то тихо шипел. Алекс сидел на камне и нежно, любя точил свой меч. Меч был величайшей ценностью Алекса. Его подарила ему сестра. Он никогда не отдал бы его. Никому. Даже Вожаку.
Рал и Танак сидели у небольшого костра и тихо разговаривали. Почувствовав взгляд вожака, оба подняли головы и улыбнулись. Гард невольно улыбнулся в ответ. Эти двое были самыми надежными в Отряде.
Дерр стоял на коленях и молился. По-видимому, Хлоре, богине охоты. Дерр молился всегда и везде. Под стрелами врагов; вися вниз головой в плену или же играя с ребятишками в Общем Доме. И даже очередная перепалка Ники с Вожаком не могла отвлечь его.
Наг и Краг в одинаковых позах сидели на стволе поваленного дерева и одинаково смотрели сквозь туман одинаковыми глазами. Около бревна одинаково лежали два совершенно одинаковых топора.
Шесть воинов. Вполне достаточно.
Гард кашлянул. Все посмотрели на него. Немного волнуясь, он начал говорить.
— Я несколько поменял задание. Рассеиваемся. Максимум по двое, — Гард посмотрел на близнецов. Они одинаково ему подмигнули и улыбнулись. — Крестьяне давно не ходили в Лес, Твари голодны. Повелитель приказал принести ему Жертву. Точнее, несколько Жертв. Вам придется убивать все, что движется. Туши соберем после. Главное — не пускайте Тварей в Сердце Леса. Если они сообщат о нас Повелителю…
Ника поднялся и ехидно спросил:
— Неужели Вожак не…
Раздался звук удара, красные капельки бесшумно упали на мокрую от росы траву.




— Мне кажется, ты хочешь не только убить скера.
Бард появился из тумана бесшумно. Тигриные лапы мягко ступали по грязи. Земля под сапогами Гарда громко, с наслаждением чавкала.
— Ты как всегда прав. Не только, — они шли по лесу уже очень долго. Но Гард даже не знал, что Танак так близко. А ведь у скера тоже тигриные лапы. Может он тоже… — Хочу еще кое-что проверить.
— Проверить?
Гард споткнулся о корень и смачно выругался.
— Да. Только это моя проблема, прости.
Казалось, Бард обиделся. Но Гард слишком хорошо его знал, чтобы поверить в это.


Стоял уже полдень, но был он по-осеннему серый и невзрачный. Ледяной дождь обрушивался на землю сквозь сеть голых ветвей мертвых дубов, уродливых вязов и лип. Земля под ними была покрыта скользким и противно пахнущим ковром из прелых, гниющих листьев.
Гард вышел на поляну, что почти в самом сердце карренского леса. Капюшон плаща он уже снял и развязал платок, скрывавший нижнюю часть лица. Ледяные слезы неба текли по коротким, чуть достающим до ушей, волосам, по лицу с правильными, красивыми чертами, стекали по шее или капали с подбородка, надеясь просочиться сквозь лиственный ковер и достигнуть каменистой почвы. Юноша не замечал этого, его карие сейчас глаза смотрели куда-то ввысь. В сером свете дня он был почти невидим. Вожак машинально затянул ремень на три дырочки. Из-за правого плеча появилась простая черная гарда меча с выточенной из обсидиана оскалившейся мордой тигра. В глазах животного мерцали два рубина. Мститель. На поясе висел небольшой кинжал
Гард ждал, когда исчезнут Призрачные Дымы.
Осматривая поляну, юноша заметил бриллиантовую паутинку в ветвях молодого деревца. Он смотрел, как в одной, особо крупной капле, билась, пытаясь освободиться, небольшая мушка.
Гард с горечью подумал, что он тоже мушка в громадной паутине Охоты. Только он не бьется…. Он только ждет подходящего дня. Он порвет паутину. Сегодня. Сегодня или никогда. Охота поймала в свои сети почти всех дорогих ему людей. Безжалостно уничтожила, приближаясь к самому Гарду. Остался только брат. Но его она не получит. Никогда.

Гард ненавидел осень так же, как горожане. Хотя нет, он ненавидел ее неизмеримо больше их. И дело не в еде и не в смертоносной погоде. Дрожь прошла по телу юноши.
Дело в Охоте…
Осенью тварь Охоты убила отца.
Осенью Повелитель забрал Алану.
Осенью погиб Радан.
Осенью Гард попал в Паутину.
И осенью он получил Метку Призрачной Охоты. Клеймо предателя.
Гард вздохнул и закрыл глаза. Его лицо было изуродовано четырьмя полосами — следами огромной лапы. Одна из них прошла через веко правого глаза, и заканчивалась около уха, наискось затронув щеку. Его Метка.


- Не забывай отца.

Он не забудет его открытые глаза, через которые в мир смотрела Смерть. Не забудет откинутую безвольную руку. Не забудет. Никогда. Даже если захочет забыть.
Ему было 13, когда скер разорвал отца. Отец взял его с собой на охоту. Люди голодали, и отец отважился. Он пошел в Лес. Отец знал, что его ждет. И зачем-то взял с собой сынишку. Отец связывал тушу красивой оленихи, когда запах гнили и разложения потек на поляну. Отец раньше не видел скера. Тварь выскочила бесшумно: скер — самое быстрое существо Охоты. Отец не почувствовал боли, не понял, что убило его. Кровь оросила маленькую полянку. Громадное животное, похожее на коня, но с тигриными лапами и длинными хищными клыками смотрело на него и улыбалось. Он него шел запах гнили и разложения. Кровь отца стекала по гриве…
Что-то перегорело в Гарде, сломалось, треснуло, надорвалось, как кожица надкушенного фрукта…
Когда он очнулся, он уже лежал в комнате…

Раздался пронзительный свист. На поляну выскочил грах – такое же существо охоты, как и скер. Выскочил и упал, пронзенный стрелой. Гард даже не взглянул на него. Сейчас он был не здесь…
Согласно Обычаю, для погребения отца прибыл Бард. Тимр по имени Танак часто навещал Гарда. Мальчик больше всего на свете любил отца. А теперь его не было.
Слезы мешались с дождем, и вместе с ним капали на землю…
Он вспомнил разговор с тимром.
-Ты убил скера?-настороженно поинтересовался Бард.
-Я не помню.
-Тебе необходимо вспомнить это. От этого зависит твоя судьба и судьба твоих друзей.
-Но почему?
-Для того, чтобы убить скера, на охоту отправляются шестеро мужчин. Они делят на всех Проклятье скера.
- Какое проклятье?
-Когда ты вырастешь, я расскажу тебе о нем.
-Я не вырасту.
-Ты сможешь увидеть отца, если вырастешь.
-Правда?
-Да. Он в Небесном замке.
-Где?
-В небесном замке. Туда попадают души некоторых смертных.
-Я должен умереть, чтобы попасть туда? Я с радостью сделаю это.
-Не надо. Ты должен сделать то, что я тебе скажу.
Образ Замка врезался в память мальчишки. Все люди заметили, что он изменился. Задира и непоседа, раньше он имел множество врагов. Теперь же он стал маленьким войном, талантливым и храбрым в бою. Друг отца, старый войн Агар взял его на воспитание. У него был отряд воинов, которые спасали городок от голода и боролись с отродьями охоты. Агар сделал из мальчишки мужчину и воина. Он был не толко учителем, но и другом. А потом он погиб. Гард убил его.

Гард очнулся. Дождь и ветер пронзали его тело холодными шипами. Тихо, неслышно двинулся он навстречу Призрачному туману – в логово Повелителя. Сейчас там мало врагов. Ему нужен один. Из-за кустов и деревьев до него уже доносился запах гнили. Гард осторожно выглянул.Небольшая полянка бла была усеяна костями людей, которые осмелились бросить вызов повелителю. В центре стоит алтарь. Отсюда они и появились. Гард медленно достает стрелу, целится… Звенит тетива… Еще стерла, еще еще… Пустота… колчан пуст. Раздался дикий рев. Бегут ребята, что-то кричат…
Гард достает меч. Он странно черный, с серебряными искорками, которые мечутся в теле клинка. Гончие. Много. Он отрубает голову одной, уворачивается от другой и рубит, рубит, рубит… В тело вгрызаются острые зубы. Сквозь лес ломится Стая. Ребята срааются.
-Перебейте их всех… у них… нет… Хозяина.
Бой затихает. И снова разгорается схватка. Но теперь уже Отряд теснит Стаю… Тан может жить спокойно. Но Гард уже не чувствует этого. Свет льется ему в глаза. В нем тонет мозг. Тело становится легким, летит ввысь. Тучи – белые тучи, облака, расступаются, открывая перед изумленным взором Гарда нежно-голубое небо. Такого неба он не видел никогда.
«Путь к Замку лежит за Пределами Паутины. У воина не должно быть врагов – из Замка не возврата на землю. Он должен быть отомщен, если не смог одолеть врага. Только тогда он сможет попасть в Небесный замок – приют для Уставших».
-За… пределами… жизни…
Он посмотрел вниз. На земле Кира шел бой… Стая практически была истреблена. Но его взгляд был прикован к маленькой фигурке юноши в серо-синей одежде,которая лежит и смотрит невидящим взглядом в небо.
Вдруг он почувствовал его. Посмотрел вперед: из-за облака - сверкая белоснежными башенками и шпилями величественно показался Замок, распахивая свои ворота. Это он! Именно таким его воображал мальчишка, юноша, воин.
И в воротах стоит мужчина, протягивая руки. Ждет его. Отец. Гард пожимает руку и глядя в стальные глаза отца своими желтыми.
-Я ждал этой встречи, отец.
Версия для печати Вверх © Tutsi Eless@r
Редактировать содержимое библиотеки теперь можно через админцентр.

Все права на находящиеся на этом сайте тексты принадлежат их создателям,
а на их нарушителей падёт кара мирских законов и всех драконов одновременно.

The entire contents of this web site are:
© 2004-05 by [D] Web Team. All rights reserved.